5.0 - рейтинг (1 голосов)
573 | Gamer | (0)
События Classic
Авторы текста: xDlate Production

События World of Warcraft: Classic

По результатам кампании The Frozen Throne между Альянсом и Ордой воцарился хрупкий мир, по крайней мере, относительно глобальной политики. Убивать друг друга всё равно продолжали. Сюжет ещё не имел общей направленности, и речь шла в основном об отдельных ситуациях в каждой локации, и в особенности решения проблем, которые касались тех или иных конкретных рас.

Люди

Элвиннский лес

Государство людей, унаследовавшее управление новым Альянсом, располагалось на юге Восточных королевств в городе Штормград, который отстроили в период между Второй и Третьей войной. Помимо отголосков прошлых войн, остатков орков Черной Горы и постоянных проблем с вредителями (мурлоками, кобольдами и гноллами), основной угрозой для королевства являлось Братство Справедливости. Эти разбойники вели подрывную деятельность против государства, захватывая контроль над стратегическими объектами и перекрывая источники ресурсов. Их агенты всюду проводили агитационные кампании, направленные на дискредитацию правительства в регионе. Сражениями с ними занимались дружины Западного края, солдаты Штормграда и непосредственно герои Азерота.

Важной вехой в сражениях с братством во главе с Эдвином ван Клифом стал поход в Мёртвые копи, шахту, которая ранее на треть пополняла казну королевства, ставшую впоследствии логовом бандитов. После того, как шайку обезглавили, большинство её участников отправили в тюрьму прямо под столицей, где они организовали бунт. Благодаря всё тем же героям Азерота, бунт подавили, и на долгие годы о братстве не было ничего слышно.

Орки

Оргриммар

Орда после основания Оргриммара всячески выживала в пустынных землях, получивших название Дуротар. Орки жили в столице, и Тралл принял бразды правления всей фракцией. Всячески мешали нормальному ходу дела и стремились нарушить хрупкий мир культисты Пылающего клинка, демонопоклонники из числа оставшихся в живых членов Совета Теней. Орда боролась с культом, который всячески дискредитировал обе фракции друг перед другом. Но из-за усилий культа в какой-то момент столкновения между Ордой и людьми из Крепости Западной Стражи стали вполне себе серьёзными. Второй крупной проблемой были свинобразы. Их засилье всячески мешало развитию Орды, ведь помимо высокой агрессии ещё там, где эти существа обитали, вырастали колючие лозы, как символ их павшего бога-вепря Агамаггана. Там, где росли эти лозы, жить было невозможно.

К тому же Орду ещё невзлюбили и гарпии, с которыми в своё время успешно боролся Рексар. Искатели приключений всячески отбивались от их атак и возвращали похищенные гарпиями припасы у местных торговцев. Самым удобным для этих разбойниц местом служил каньон, с вершин которого они и совершали свои налёты.

Дворфы

Стальгорн

Великое королевство Кхаз Модан и клан Бронзобородых процветали. У них не было больших проблем с находящимися поблизости врагами, разве что с ледяными троллями, охотившимися в этих краях преимущественно на дворфов с гномами, и троггами, что были не прочь захватить их пещеры и шахты. Серьёзные же проблемы были лично у короля по отношению к клану Чёрного Железа.

Стремления расы заключались в поисках своего собственного происхождения. Дворфы на тот момент ещё не знали, что являются потомками выкованных титанами земельников, потому организовали Лигу Исследователей. Поиски приводили их во многие места, но ключевым стал Ульдаман, подземелье, где хранились диски Норганнона, содержавшие одни из первых упоминаний про титанов-создателей и их деятельности на Азероте.

Тролли Чёрного Копья

После присоединения к Орде и побега с островов Чёрного Копья тролли какое-то время жили на островах Эха, пока названный брат вождя Вол’джина Залазан не сошёл с ума и не стал превращать своих соплеменников в безмозглых зомби. Естественно, в этом принимали участие и ритуалы магии вуду. Троллям пришлось переселяться с островов на материк, и долгое время они были вынуждены существовать без своей собственной земли.

Ночные эльфы

Дарнас

После окончания Третьей войны и разрешения инцидента с Иллиданом, Малфурион погрузился в сон. Правителем в землях эльфов оставалась Тиранда. Верховный друид Фэндрал Олений Шлем, несмотря на заперт своего наставника, взрастил древо Тельдрассил на острове неподалёку от северо-западных берегов Калимдора. На его ветвях расположилась столица королевства эльфов Дарнас. Но так как благословения аспектов на этом древе не было, к нему смогли получить доступ тёмные силы, пытавшиеся заразить его порчей. Эльфы сражались с проявлениями этой порчи, которую называли Изумрудным Кошмаром.

Второй серьёзной проблемой для них были остатки сатиров Изумрудного Пламени. Эти демоны, искажённые Пылающим Легионом высокорождённые эльфы всячески нарушали спокойствие в отдалённых областях королевства. Их стремления произрастали из мести за проигрыш в битвах древности, но каких-либо успехов они так и не достигли. Ещё одними «бедными родственниками» ночных эльфов были наги. Призванные Иллиданом после Третьей войны и руководствующиеся одному только Н’зоту известными мотивами, наги захватывали прибрежные зоны по всем Азероту. Но особо ни неавидели ночных эльфов, так как когда-то, так же как и сатиры, проиграли им в войне. Одной из точек соприкосновения стала Непроглядная пучина и окружающие её руины. Некогда они служи капищем богини Элуны, но во времена «ванилы» находились под контролем наг. Как показывает история, окончательно очистить эти места не получилось и до сих пор.

Таурены

Обретшие земли Мулгора благодаря Орде, они обосновались на пиках Громового Утёса и наконец смогли назвать это место своим домом. Таурены, также как и орки, испытывали целый ряд проблем, связанных со свинобразами, но больше всего им не давали покоя заклятые враги – кентавры. Эти существа безрассудно вступали в бой со всеми, кто вторгался на захваченные ими территории. Кентавры никогда не славились миролюбием. Некогда их предки даже прикончили своего прародителя.

Гномы

Раса гномов потеряла контроль над своим городом – чудом инженерной мысли Гномреганом. Виной тому был ближайший друг главного инженера Гелбина Меггакрута – Сикко Термоштепсель. Он провозгласил себя правителем после вышедшего из-под контроля по его вине инцидента с выбросом радиации. Подобно троллям в рядах Орды у гномов не было места, которые они бы могли назвать своим домом. Им приходилось ютиться в Стальгорне, соседствуя с дворфами, но мысли о собственном королевстве никогда не покидали умы этих существ. Множество раз совершались вылазки в заражённые радиацией подземные залы Гномрегана, но они, к сожалению, так и не увенчались успехом.

Отрекшиеся

На долю этих ребят выпали одни из самых трудных испытаний. Близость к силам плети, проклятые земли, полные опасностей и врагов. Первое, что встречают отрекшиеся, яростное сопротивление Алого Ордена – фанатиков, что поклялись уничтожать любые проявления нежити, и не важно, отрекшиеся ли это или плеть. За их злодеяниями стоит демон Бальназар. Именно под его руководством орден творил весь тот ужас, которые захлестнул земли павшего королевства Лордерон.

Вторая серьёзная угроза для отрекшихся, сошедший с ума Верховный Маг Аругал, что призвал из забытия диких воргенов для борьбы с Артасом и его воинами. Проклятие, рождённое в глубинах веков, вновь дало о себе знать. Для Серебряного бора воргены стали настоящим бичом. Крепость Тёмного Клыка служила для них логовом, и местным искателям приключений приходилось пробираться внутрь, дабы покончить с источником этой напасти.

Поля боя

Даже не смотря на хрупкий мир, столкновения между представителями Орды и Альянса продолжались. По всему Азероту было множество спорных территорий, где на линиях соприкосновения сражались храбрые воины в борьбе за влияние и ресурсы.

Ущелье Песни Войны
Ущелье Песни Войны

Одним из самых показательных можно считать Ущелье Песни Войны. Это место, где Орда вела вырубку леса, дабы иметь возможность хоть как-то строить города и попросту выживать в фактических условиях пустыни. Ночных же эльфов не особо устраивало такое положение вещей, они жили в этих лесах на протяжении тысяч лет и терять честь своего дома в угоду пришельцам, пускай даже тех, с кем выиграли Третью войну, им не хотелось. Сражения в ущелье, в месте соприкосновения ордынских лесопилок и нетронутой природы эльфов, точились ожесточённые. Участвовали же в стычках Среброкрылые часовые воительницы эльфов и орки Всадники войны.

Низина Арати

Ещё одним серьёзным противостоянием была Низина Арати, где в борьбе за ресурсы столкнулись Лига Аратора (воины Альянса из числа выживших стромгарцев) и Осквернители (элитная милитаризированная группа отрекшихся в составе Орды). Лесопилка, золотая шахта, кузня, конюшня и ферма – Низина Арати не особо похожа на место с изобилием ресурсов, так что захватом ключевых точек попросту поддерживалась власть над территорией.

Альтеракская долина

В качестве третьего крупного столкновения можно отметить руины королевства Альтерак, где обосновались орки клана Северного Волка во главе с Дрек’таром. Дворфы Грозовой Вершины под руководством генерала Вандара стремились получить доступ к археологическим находкам, коих в Альтераке по их сведениям было множество. Орки же не особо жаловали чужаков в своём новом доме. В это за это и воюют в Альтераке – одни за дом, вторые за науку.

Локальные кампании

Мародон
Кентавр

Кентавры большая проблема не только для тауренов, но и для всех жителей Калимдора. Их племена опустошали все поселения, которых только могли достичь. Святилищем кентавров считаются пещеры Мародон, что расположились в пустошах. Именно отсюда они и произошли в результате зависти хранителя рощи Зейтара к своему брату Ремулу, который произвёл на свет дриад.

Зейтар желал привести в мир своих детей и породил целый вид вместе с дочерью матери скалы, принцессой Терадрас. Из-за этого противоестественного союза его дети оказались жестокими и беспощадными. Они убили своего отца, оставив мать сходить с ума над его могилой. Мародон – место извращённой природы и источник многих бед в конце концов был очищен воинами Орды.

Забытый город

В глубинах лесов Фераласа расположились руины древнего эльфийского города Эльдре'Талас. Огры Гордока, что проводили тут гладиаторские поединки, были наименьшей проблемой здешних краёв. Серьёзной угрозой являлся принц Тортелдрин и его безрассудство. Когда-то во времена Войны Древних, дабы сохранить свой народ, он приказал отрезать город от внешнего мира. Но так как высокорождённые эльфы были зависимы от магии, принц решился на отчаянный поступок. Эльфы призвали в Азерот демона Бессмер’тера, который и стал источником магии для увядающей цивилизации. Со временем магии становилось всё меньше, и город начал полниться демонами и призраками тех, кого убил сошедший с ума правитель, желая сохранить силы чудовища для себя. Героям Орды и Альянса пришлось прорываться в глубины города, дабы покончить с демонами и усмирить огров Гордока, что терроризировали окружающие земли.

Глобальные кампании

Затонувший храм и Зул’Гуруб
Хаккар

На долю троллей Гуррубаши выпало множество испытаний, одно из которых гражданская война, прошедшая тысячелетия тому назад. Каста жрецов Атал’ай едва не привела в Азерот кровожадного лоа Хаккара, но их вовремя остановили соплеменники. Оставшиеся в живых фанатики забрали безжизненную аватару своего божества и отправились в болотистые земли на востоке. Там они возвели храм, где намеревались воскресить реликт прошлого, вернув себе величие. Дабы задуманное Атал’ай не свершилось, сама Изера вместе и изумрудной стаей драконов погрузила комплекс под воду и оставила своего супруга Эраникуса следить за безрассудными троллями. Увы, пленники смогли свести с ума своих тюремщиков с помощью порченной крови божества и после этого отправились в Зул’Гуруб, где им наконец удалось воскресить аватару Хаккара.

Перерождённый в сердце империи Гуррубаши, бог крови подчинил себе племя и главенствующий жрецов других лоа. Его тёмное влияние распространялось с огромной скоростью, и в случае обретения полной силы, он бы выпил всю кровь живых существ.

В этот судьбоносный момент племя Зандаларов, что почувствовали весь масштаб надвигающейся угрозы, призвали на помощь героев из Альянса и Орды, чтобы нанести удар в самое сердце Зул’Гуруба. После кровопролитной кампании в джунглях Тернистой долины Хаккар вновь был убит.

Ан’Кираж
К’Тун

Запечатанное ещё со времен Войны Зыбучих Песков тысячелетия тому назад королевство пополнялось жуткими насекомыми, готовыми захватить Азерот, когда придёт время. Древний бог К’Тун, заточённый под комплексом, набирался сил. И когда он посчитал, что накопленных армий будет достаточно, начал вторжение по всему Калимдору. В отдалённых землях стали появляться зловещие кристаллы и прорываться подземные ульи, из которых рождались силитиды и словно саранча уничтожали всё вокруг себя. Более того, опасности подверглись даже Пещеры Времени, обитель бронзовых драконов.

Всё шло к полномасштабной войне ради выживания, и у Альянса с Ордой не оставалось иного выхода, кроме как прорваться к Ан’Киражу, открыть врата самим и остановить эту угрозу. Силы объединённой армии Калимдора, ведомые Вароком Саурфангом и Фэндралом Оленьим Шлемом, сняли старые печати и начали осаду древних руин и храмов города. В конце концов, уничтожив множество насекомых и прислужников древнего бога, они добрались до его аватара, который он сумел воплотить в глубинах комплекса. Финальный рывок, и с К’Туном было покончено. По крайней мере, на тот момент считалось, что древний бог погиб. Хотя сейчас мы понимаем, что это не так.

Черная гора и Огненные недра
Рагнарос

Черная гора не просто вулкан, это символ отчаяния и безответственности дворфов Черного железа. Более двух сотен лет назад на месте горы тан-чародей Тауриссан призвал в Азерот владыку элементалей огня Рагнароса, погубив при этом почти все земли Красногорья и обрекши свой народ на рабство. В глубинах образовавшегося на месте призыва вулкана был возведён город Тенегорн, под которым набирался сил сам владыка огня. Окружающая местность захватывалась дворфами Черного железа, что намеревались вернуть себе власть в Стальгорне, и потомок тана-чародея Дагран Тауриссан похитил дочь короля Магни Бронзоборода – Мойру. Это не могло оставаться безнаказанным. Дворфы вместе с силами Альянса проникли в Тенегорн и вернули принцессу домой. Хотя естественно главный враг находился ещё глубже под вулканом. Черное железо были всего лишь пешками.

Огненные Недра полнились прислужниками владыки огня, который видел весь мир в пламени. Жутки магмовые элементали, поджигатели, гончие недр, со всеми ними нужно было покончить. С чем собственно неплохо справились герои Азерота при молчаливом уважении Гидроксианских Повелителей Вод, прислужников Нептулона. Им удалось призвать из недр ещё не полностью набравшего сил Рагнароса и одолеть прямо в сердце Черной горы.

Когда завершилась Вторая Война и оставшиеся в живых орки клана Черной горы проникли в вулкан под контролем Рагнароса, они сумели присвоить себе часть Тенегорна и оттеснили дворфов в глубины. Но их правление не продлилось долго. Вскоре глава черной стаи драконов Смертокрыл приказал своим детям, Нефариану и Ониксии, сломить королевство людей и захватить власть над непокорными орками, пока он сам занимался делами поважнее. Они отнеслись к этому как к своеобразному соревнованию и приступили к исполнению воли сумасшедшего аспекта.

Нефариан и Ониксия

Нефариан организовал для себя в Логове Крыла Тьмы лабораторию, в которой выводил хроматических драконов, а также прочих чудовищ, необходимых для захвата Азерота. Он также справился со своей задаче и поработил окров, что населяли гору, а заодно троллей и огров, что вместе с орками называли себя Тёмной Ордой. Они долгое время были вынуждены сражаться с прислужниками Рагнароса за власть над всей горой во имя своего нового повелителя Нефариана.

Ониксия же проникла в ряды правящей верхушки Штормграда, приняв облик леди Катраны Престор. Именно она вызвала бунт каменщиков, из-за которого и образовалось Братство Справедливости. В конце концов, ей удалось захватить контроль над разумом короля Вариана. Ранее его похитили головорезы братства, а сама Катрана разделила его разум с помощью ритуала, оставив при дворе лишь воплощение тщеславия и гордыни короля. Храбрость и отвагу же, как она сама считала, уничтожила.

Логово Ониксии, где она выводила потомство и вообще могла принимать свою истинную форму, не опасаясь быть раскрытой, располагалось в Пылевых топях неподалёку от острова Терамор, главного форпоста Альянса в Калимдоре. Собственно, в это логово неоднократно заглядывали как Орда, так и Альянс. Но по канону сестре Нефариана суждено было жить ещё парочку дополнений, что в общем-то не мешало её голове время от времени красоваться на пиках в Штормграде или Оргриммаре.

Что же касается самого Нефариана, с его экспериментами тоже покончили герои Азерота. Великий дракон ещё неоднократно выйдет на передний план в будущем, но именно во времена классического World of Warcraft он был убит.

Некроситет, Стратхольм и Наксрамас
Кел’Тузад

После того как Артас отправился в Нордскол, контроль над землями Лордерона он поручил своему самому верному последователю – личу Кел’Тузаду. Владея огромными армиями Плети и колоссальной летающей цитаделью Наксрамасом, он сеял смерть в этих землях и диктовал волю Короля-лича тем, кто смел хоть как-то ему противостоять. Земли, именуемыми Чумными, были во власти Плети. В поместье Баровых, находившемся в городе Каэр Дарроу проводилось обучение новых членов Культа Проклятых. Заведовал этим учебным корпусом тёмный магистр Гандлинг.

На руинах Стратхольма властвовала смерть, воины Плети буквально кишели на полыхающих улицах, в главе же города оставался один из представителей знати барон Ривендер, который когда-то в сговоре с Кел’Тузадом участвовал в создании Культа Проклятых. Однако у Плети в этих краях также были и враги. Беспрестанные атаки фанатиков Алого Ордена во главе с владыкой ужаса Бальназаром, стремившемся отомстить Плети за предательство Пылающего Легиона, и выживших Рыцарей Серебряного Рассвета ослабили присутствие сил Артаса. Хотя никто не мешал двум орденам также сражаться и друг с другом. В конце концов, Стратхольм был вновь очищен, причём как от фанатиков Алого Ордена, так и от Плети. После этого вторжение в глубины пылающего некрополя покончило с существованием Кел’Тузада, дав старт очистке земель бывшего человеческого королевства Лордерон.

Глобальная военная политика

Несмотря на общие цели, Альянс с Ордой постоянно сражались друг с другом. Ненависть, политические амбиции, ксенофобия, причин было множество, и они никогда не заканчивались.

В пустынях Силитуса во время открытия врат Ан’киража обе фракции захватывали контроль над ресурсом силитистом, красной пылью, которая добывалась из местных гейзеров. Естественно, добыть силитист можно было и у представителя вражеской фракции, что прибавляло пикантности и так натянутым отношениям между сторонами.

Также локальный конфликт постоянно горел в Восточных Чумных Землях, где Орда и Альянс сражались за контроль локации.

Отсылки к будущему

По всему Азероту были разбросаны порталы в Изумрудный сон, из которых время от времени выбирались осквернённые кошмаром драконы. С ними постоянно сражались герои, объединяясь в большие рейды. Как мы теперь знаем, Изумрудный кошмар был серьёзной угрозой в течении всего времени своего существования, в классическом World of Warcraft на него было всего пара намёков.

Ещё одним намёком на будущего врага был Азурегос и засилье синих драконов в Зимних Ключах и Азшаре. Этот дракон собирал данные о магии в регионе, и с ним можно было запросто посражаться. Синие же драконы в целом были агрессивны. Это свидетельствовало о том, что не всё в порядке в стае Малигоса. Его безумие ещё даст о себе знать в будущем.

Владыка Каззак

Серьёзным подспорьем для размышлений служил и квест по сбору легендарного посоха Атиеш, который отправлял своего владельца к башне Каражан. Её открытие предрекалось ещё в те далёкие классические времена.

Ну и последнее, мировой босс Владыка Каззак – причина того, что Тёмный Портал вновь открылся. Этот демон стал предвестником к следующему дополнению и очередным свидетельством того, что Запределье ещё существует, и там слишком много врагов, чтобы закрыть на него глаза.

Добавить комментарий