5.0 - рейтинг (1 голосов)
870 | Gamer | (0)
События Mists of Pandaria

События World of Warcraft: Mists of Pandaria

После поражения Смертокрыла Гаррош Адский Крик развернул военную кампанию против Терамора, намереваясь захватить весь Калимдор. Войскам Орды удалось уничтожить крепость Северного Дозора, а после стереть с лица земли Терамор при помощи мана-бомбы. Эти события разожгли новую войну между Ордой и Альянсом.

В одном из крупнейших морских сражений враждующие корабли напоролись на неизведанные доселе земли. Это была Пандария. Небывалое сражение между силами Альянса и Орды разыгралось у берегов Пандарии. Выжившие высадились на берегах Нефритового леса, где начали знакомиться с пандаренами и новой землёй.

Вступительный ролик. Альянс и Орда попадают на Пандарию

Воины Альянса сразу по прибытии подверглись атаке хозенов, которые утащили в чащобы Нефритового леса множество солдат, в том числе и принца Андуина Ринна, пребывавшего на одном из кораблей. Немедленно, адмирал Тейлор во главе небольшого отряда выживших выступил на поиски наследника престола, надеясь на то, что хозены не успели прикончить юношу.

Искатели приключений в сопровождении агентов ШРУ также прочёсывали лес, и вскоре обнаружили израненного, пребывающего без сознания адмирала. Перенеся того в лагерь, герои продолжили скрупулёзное исследование местности, начиная от побережья, где потерпел крушение флагман «Сапфир».

Вскоре они разыскали лагерь хозенов, и, расправившись с обезьяноподобными тварями и их ручными тиграми, сумели вызволить из заточения плененных воинов Альянса, а также цзинь-ю – представителей расы рыболюдей, населяющих прибрежные земли Пандарии. Будучи закоренелыми врагами хозенов, цзинь-ю предложили солдатам Альянса посетить их селение Жемчужных Плавников, где целители рыболюдей займутся ранами адмирала Тейлора.

Хоть цзинь-ю и не испытывали особого доверия к чужакам, все же противостояние общему врагу заставило их смириться с присутствием таковых в деревне. Агенты ШРУ, однако, не стали дожидаться, пока адмирал встанет на ноги, ибо откладывать поиски молодого принца не представлялось возможным. Новым союзникам вызвались помочь цзинь-ю: обратившись к духам воды, старейшина рыболюдей узрел в видении Расшарома, древнего императора Пандарии, который сообщил, что впереди у народа его – лишь тьма, и единственный способ избежать её – принять пришельцев из-за моря.

Вернувшиеся в селение цзинь-юй агенты ШРУ сообщили союзникам тревожные новости: воины Орды под началом полководца Назгрима, чей дирижабль «Небесная акула» также потерпел крушение у берегов Пандарии, объединились с хозенами, и теперь вооружают обезьяноподобных созданий. В свете новой угрозы солдаты Альянса окончательно утвердились в решении о союзе с цзинь-юй, посему немедленно принялись передавать оружие рыболюдям, а также обучать их основам военной тактики. Процессом подготовки новых союзников к неминуемому противостоянию с Ордой руководил сам адмирал Тейлор... и приходилось признать очевидный факт – война пришла в Пандарию!

Нефритовый лес
Нефритовый лес

Сама земля взбунтовалась вспыхнувшей вражде, и на поверхность ступили злые духи природы – Ша. Ша – тёмная энергия, уникальная для Пандарии, тёмное наследие, оставленное последним императором Пандарии. Страх, сомнение, отчаяние, гнев, жестокость и ненависть – если эти эмоции не остановить, то они воплотятся в Ша. Пандарены научились контролировать свои тёмные эмоции, но прибывшие Альянс и Орда нарушили печати, сдерживающие негативную энергию. Теперь Ша стали возвращаться по всей Пандарии, как и одержимые ими смертные. А наряду с ними обрели свободу и самые могущественные Ша, заточённые в храмах последним императором Пандарии Шаохао.

Продолжались поиски принца Андуина. Цзинь-юй предложили новым союзникам обратиться за помощью к отшельнику-пандарену Чо, проживающему в глухой лесной чащобе. Мудрец постановил, что для того, чтобы определить местонахождение принца, им необходимо воззвать к древней магии его народа, а для этого надлежит сотворить Варево Грёз.

Содеять сие оказалось непросто, ибо компоненты зелья воистину уникальны, но, наконец, Варево Грёз было готово, и, испив его, искатели приключений лицезрели в видении Андуина Ринна, преследуемого по пятам хозенами. Отметив местоположение наследного принца, герои поспешили в означенный регион Нефритового леса, где действительно обнаружили Андуина.

Последний вёл знакомство с пандаренами; молодого принца интриговали и восхищали легенды сего континента. Одна из таковых говорила о Вечноцветущем Доле и его Священных Источниках, обладающих целительными силами. Посему принц, поблагодарив героев и агентов ШРУ за помощь в искоренении злобных хозенов, наряду с новыми друзьями-пандаренами устремился на поиски легендарной долины.

Конечно, у искателей приключений нашлось немало и иных забот в Нефритовом лесу.

Нефритовый лес

Нефритовый лес
Нефритовый лес

Нектаровый сад, что к северу от лагеря Альянса, подвергся нападению могу, которые предавали огню деревья и уводили фермеров-пандаренов в свой лагерь. Объединившись с ополчением Нектарового сада, герои разорили лагерь противника, сразив предводителя могу, Гормаля.

Обитали в Нефритовом лесу и игривые духи, недавно подверглись нападению оживших каменных статуй. Искатели приключений встали на защиту лесных обитателей, сразив статуи, исходящие из руин Гань Ши. Как оказалось, в ответе за эти бесчинства заклинатели-могу, призывающие души почивших спрайтов и заключающие их в статуи.

Герои расправились с заклинателями, освободив души несчастных спрайтов; один из духов поблагодарил героев за помощь, представившись: «Пей-Жи, мудрец и советник великого императора Шаохао». После чего поведал о Пленителях Душ – тайной фракции жрецов-ассасинов могу, элитных солдат императора в эпоху расцвета державы могу. Еще в древние времена они научились захватывать души врагов, пленяя их в нефритовых сосудах, после чего помещая в конструкты и принуждая своей воле. Судя по всему, Пленители Душ воспряли вновь, практикуя свое нечестивое искусство в Нефритовом лесу.

Но даже гибель чародеев не вернет неупокоённые души спрайтов в мир мертвых, посему Пей-Жи предложил героям провести магический ритуал, дабы сотворить тан-чао: путь из мира смертных на небеса... Но, как оказалось, в нефритовых сосудах пребывают – помимо прочих – души ни могу, ни иных смертных Пандарии... но животных.

Наконец, тан-чао был сотворен, и тысячи освобожденных душ покинули смертный мир... Могущественный чародей-могу Шан Джитонг вознамерился было помешать ритуалу, и захватить души Пей-Жи и героев, но пал от рук последних. «Вам не остановить Короля Грома», – были его последние слова, прозвучавшие подобно страшному проклятию.

Ступили искатели приключений и в монастырь Чунь Тянь, где юные пандарены обучались искусству рукопашного боя. Многие герои приняли решение остаться в этой обители, дабы посвятить себя изучению боевых искусств и философии пандаренов.

В восточных пределах Нефритового леса герои обнаружили Храм Нефритовой Змеи, посвящённый почитаемому в Пандарии духу мудрости и предвидения. В соседнем руднике пандарены денно и нощно трудились, добывая нефрит, ибо вот уже несколько столетий возводили неподалеку от святыни статую Нефритовой Змеи. Последняя, Ю'лон, входящая в число священных небожителей, обратилась к героям, говоря о том, что дни её сочтены, но, покидая этот мир, она переместит дух свой в статую, и таким образом родится новый страж этих земель.

Но силы Альянса и Орды сошлись в сражении у священного храма, и конфликт их высвободил заточенных в недрах святыни порождений Ша Сомнений. Последние сокрушили статую Нефритовой Змеи, и героям пришлось немало потрудиться, расправляясь с воплощениями негативных эмоций, вырвавшимися в смертный мир. Достигнув потаенных пределов Храма Нефритовой Змеи, они сразили Ша Сомнений, и обитатели Пандарии немедленно приступили к восстановлению статуи, что послужит вместилищем для бессмертной сущности Ю'лон.

Битва за сердце Нефритовой Змеи

Долина Четырёх Ветров

Сама же Нефритовая Змея, поблагодарив героев за помощь в искоренении злокозненных Ша, на спине своей доставила их в Долину Четырёх Ветров. Эту мирную плодородную долину с юга окружают таинственные джунгли, а с севера - непроходимые горы. Считается, что это самое плодородное место в Пандарии; но сейчас урожай в опасности, а пандаренов, живущих у моря, поразила страшная болезнь. В этой долине также находится легендарная Хмелеварня Буйных Портеров, где Чэнь Буйный Портер и его племянница Ли Ли – уроженцы Скитающегося острова – надеются разыскать следы своих давно потерянных предков.

Наряду с искателями приключений Чэнь и Ли Ли отразили нашествие докучливых гну-синей, угрожающих угодьям фермеров долины, ведь благодаря волшебным водам Вечноцветущего Дола на севере местные овощи и фрукты вырастают до небывалых размеров.

Также в Долине Четырёх Ветров живут и пивовары, которые вечно находятся в поисках новых ингредиентов для пива. Чэнь, Ли Ли и искатели приключений задержались здесь на некоторое время, расправляясь с сонмом гну-синей, когда им стало известно о древней Хмелеварне Буйных Портеров. Немедленно, Чэнь устремился к ней, поскольку наверняка она принадлежит его далеким сородичам... но дядюшка Гао – владелец пивоварни – велел Чэню убираться восвояси. Обескураженный пандарен успел заметить пивных духов, пребывающих на пивоварне.

Хмелеварня Буйных Портеров
Хмелеварня Буйных Портеров

Но теперь Чэнь был исполнен решимости доказать, что он ничуть не хуже иных пивоваров, обитающих в долине. Посему отрядил искателей приключений на поиски ингредиентов для нового, уникального пива, нарёк которое «Императором». Чэнь полагал, что теперь-то сородичи примут его, ведь нет лучшего способа для сглаживания разногласий, чем за кружечкой пивка. Но когда пандарены наряду с искателями приключений вернулись к Хмелеварне Буйных Портеров, то обнаружили, что входная дверь заперта, а внутри бесчинствуют изрядно подвыпившие хозены и гну-сини. Ворвавшись в хмелеварню, герои изгнали нерадивых захватчиков, а заодно усмирили и пивных духов, загнав тех обратно в бочки. Так Чэнь Буйный Портер вновь обретал наследие своего древнего рода.

Красарангские джунгли

В южных пределах Долины Четырёх Ветров, ведомых как джунгли Красаранг, искатели приключений посетили Бастион Джу, но пандарены, населявшие его, пребывали в странной апатии. Героям удалось выяснить, что неожиданно в селении пересохли источники, а затем начался сезон дождей, но влага мгновенно впитывалась в почву, будто сама земля не могла напиться. Но теперь иссохшие источники породили ужасные воплощения отчаяния: духов, образованных дождевой водою и солью земною – слезы Пандарии.

Воспользовавшись беспомощностью и отрешённостью пандаренов, на границах провинции Джу появились сауроки. Отразив натиск последних, герои разыскали древнюю маску хозенов, которая, согласно легенде, вобрала в себя всю печаль императора Шаохао. Но теперь сей артефакт исцелял апатию пандаренов Бастиона Джу, однако затяжные дожди не прекращались, и земли продолжали пребывать в глубокой печали. Более того, в провинции объявились Ша – воплощения отчаяния. Похоже, корень всех бед кроется именно в сущности Ша Отчаяния, заточённой под близлежащим Храмом Красного Журавля, обитает в котором один из четырёх священных небожителей, стражей Пандарии - Чи-Джи.

Покончив с воплощениями отчаяния, снедающими Бастион Джу, искатели приключений устремились по направлению к храму, возведённому в устье реки Красаранг. Их худшие ожидания подтвердились: храм пребывал под властью Ша, а в окрестностях его лютовало немало сауроков... В освобождении Храма Красного Журавля приняли участие и воители Альянса под началом Андуина Ринна, следовавшего через Долину Четырёх Ветров в Вечноцветущий Дол в сердце континента.

Спустившись в подземелья святилища, герои сразили Ша Отчаяния, овладевшего самим Чи-Джи, предвидевшим нынешний конфликт ещё за несколько столетий. Красный Журавль благодарил иноземцев за помощь в отражении натиска воплощений тёмной энергии, после чего велел им спешить в городок Каменный Плуг, ибо именно там вскоре разразится сражение, что определит судьбу региона.

Поблизости от Храма Красного Журавля герои неожиданно обнаружили нескольких ночных эльфов, угодивших в магическую ловушку. Калдорай поведали, что телепортировались сюда прямиком из Дарнаса, использовав магические свитки эпохи, предшествующей воцарению Азшары. И когда искатели приключений освободили эльфов из заточения, те сообщили, что собирались заняться поисками легендарных Источников Молодости, ключ к нахождению которых, судя по всему, находится в древних руинах Доджан, ныне занятых могу.

Ли Ли Буйный Портер в Красарангских джунглях
Ли Ли Буйный Портер в Красарангских джунглях

Наряду с заинтересовавшимися этим начинанием героями ночные эльфы устремились к означенным руинам, но обнаружили, что туда же следуют таурены-паладины, именующие себя Служителями Солнца. Неужто и эти бестии разыскивают Источники Молодости?

В руинах Доджан искатели приключений действительно обнаружили Источники Молодости, на защиту которых встало множество могу, постановивших, что эти воды принадлежат их Королю Грома, и никому иному. Сразив противников, заклинатели-калдорай с осторожностью приблизились к источникам, ощутив, что наполняют те не только свет, но и тени. Эльфы поведали, что пребывают здесь исключительно по настоянию верховной жрицы Тиранды, ибо Элуна явила той в видении некое средоточие Света в землях Пандарии, которое необходимо оградить от вреда. Калдорай посчитали, что таковым могут являться именно Источники Молодости, но, возможно, заблуждались, ибо те, похоже, ныне исполнены скверны магии могу. Исследовав воды источников, эльфы постановили, что те не даруют молодость, но лишь перемещают жизненные силы одного индивида к иному; стало быть, поиски средоточия Света будут продолжены.

Расправившись с могу в окрестных руинах, герои наряду с калдорай продолжили исследование джунглей, когда заметили крылатых богомолов, перелетающих Великую Стену и устремляющихся к городку, возведённому около нее. Немедленно, и искатели приключений, и ночные эльфы поспешили на помощь обречённым, казалось бы, пандаренам.

Ступив в городок Каменный Плуг, возведённый практически у самой Великой Стены, отделяющей Долину Четырёх Ветров от западных Страшных Пустошей, герои обнаружили, что селение подверглось нападению крылатых богомолов. Пандарены, именующие себя Шадо-пан – элитные воины, посвятившие себя защите Пандарии – пытались сдержать натиск противника, в то время как герои приступили к организованному выведению из селения беззащитных фермеров. Происходящее тревожило, ибо цикл агрессии богомолов, случающийся раз в столетие, начался на десять лет раньше срока, и неведомо, что послужило тому причиной.

Защитники Каменного Плуга ощутили страх, исходящий от богомолов. Возможно, причина вторжения – Ша Страха, и именно паника спровоцировала неожиданное вторжение? Но что же может находиться за Великой Стеной, столь устрашившее богомолов?

Как бы то ни было, натиск был отражён, и когда гигантский богомол, верховодивший атакой на Каменный Плуг, пал замертво, миньоны его бежали. Так, объединёнными усилиями поселенцев Долины Четырех Ветров и чужеземных искателей приключений земля эта была спасена.

Вершина Кунь-Лай

Вершина Кунь-Лай
Вершина Кунь-Лай

Устремившись в северные пределы континента, воины Альянса и Орды, ведомые адмиралом Тейлором и полководцев Назгримом соответственно, в предгорьях Пика Кунь-Лай – у деревушки Бинан – столкнулись с ожесточённым сопротивлением яунголов, дальних родичей тауренов. Эти яростные создания издревле обитали в западных Танлунских степях, за Великой Стеной, но оказались вытеснены прочь обезумевшими богомолами.

Предводители обеих фракций получили серьёзные ранения в противостоянии на перевале Кунь-Лай. Оставаясь в селении Бинан, они не оставили попыток склонить местное население на свою сторону, посему направили солдат на защиту западного и восточного перевалов. Как оказалось, не только яунголы являют угрозу пандаренам Кунь-Лая: коварные могу нанесли удар, направив к селению ужасающих каменных конструктов. Героям, однако, удалось отразить натиск и оказать пандаренам помощь в выведении селян из-под удара; вторжение яунголов захлебнулось, когда пал их вождь, Ордо, и герои продолжили восхождение к вершине Пика Кунь-Лай, пребывали на которой величественный монастырь Шадо-пан, вотчина древних защитников Пандарии (орден которых был основан последним императором, Шаохао), а также Храм Белого Тигра Ксуена – обитель одного из священных небожителей.

Исследуя окрестные земли, они набрели на деревушку цзинь-юй, жители которой испили воды, осквернённой Ша Гнева, и фактически лишились рассудка. К счастью, не все, и старейшина селения Горай провёл древнейший ритуал, исторгнув сущности гнева из тел одержимых сородичей. Герои встали на защиту селян, даря старейшине время, чтобы закончить обряд; наконец, Ша были уничтожены, и искатели приключений сразили одержимого чародея-могу, ответственного за осквернение окрестных источников.

Обитатели одного из близлежащих селений просветили героев, что истинные их противники – не яунголы, а Ша, воплощённые разрушительные эмоции, воспрявшие повсеместно в Пандарии. К тому же, Ша Гнева обрёл свободу, и ныне миньоны его наполняют слепой яростью души смертных здесь, в предгорьях Кунь-Лая. Посему ослеплённые гневом яунголы, ведомые вождем Кобаем, заняты разрушением окрестных деревень. Пандарены направили гонца с призывом о помощи в монастырь Шадо-пан, но ответа из священной обители покамест не последовало.

Сломив сопротивление яунголов, герои достигли лагеря противника, где сумели сразить Кобая, а также Ша Гнева, которым был одержим вождь. Озадаченные отсутствием подкреплений из монастыря, искатели приключений продолжили восхождение на гору, и вскоре достигли лагеря Кота, пребывали в котором груммели - представители народца, сотворённого некогда могу. Герои помогли этим созданиям отразить натиск докучливых хозенов, разоряющих уделы груммелей.

Наконец, герои достигли укрепленного лагеря пандаренов Расцвет Зимы недалече от монастыря Шадо-пан. Землю устилали мертвые тела яунголов и пандаренов – наглядное свидетельство жестоких сражений, разыгравшихся накануне. Наряду с воителями Альянса и Орды монахи защищали ограждающую монастырь Стену Яка от яунголов, устремившихся в последнюю яростную атаку. Противников удалось отбросить, и, похоже, яунголы оставили Кунь-Лай, отступив в Танлунские степи, но потери защитников стены оказались велики... Более того, в плен к яунголам угодил Лин Железное Брюхо – командующий защитниками Расцвета Зимы.

Последние роптали, ибо всё это время врата монастыря Шадо-пан оставались закрыты. Что же происходит за его стенами? В то время как герои выступили по следу яунголов, стремясь достичь Танлунских степей и вызволить пленного командующего, иные искатели приключений на воздушном шаре устремились к вершине Пика Кунь-Лай, намереваясь ступить в монастырь и заручиться помощью Шадо-пан – похоже, отрешившихся от мирских забот... Лишь сейчас узнали герои от спутников своих, что священный долг Шадо-пан, единственных защитников Пандарии, – ограждать земли континента от тёмных энергий Гнева, Ненависти, Страха, Сомнения, Отчаяния и Жестокости, воплощённых в Ша и очерняющих сердца смертных.

Воздушный шар опустился у врат монастыря, и герои проследовали к ним, намереваясь получить ответы о происходящем внутри от наследного предводителя ордена Шадо-пан, Тажань Чжу. Как оказалось, доблестные монахи-пандарены были одержимы Ша Жестокости, посему атаковали иноземных искателей приключений, стоило тем переступить порог святой обители. Героям удалось избавить монахов от тлетворного влияния Ша, и Шадо-пан повели подмогу в Танлунские степи.

Вершина Кунь-Лай
Вершина Кунь-Лай

Взяв груммелей в проводники, герои начали восхождение к сокровенным святыням пандаренов, находящихся на вершине нависающего над монастырем пика, однако по пути были атакованы могу. Как оказалось, те наряду с союзниками Зандалар хозяйничали в близлежащей Долине Императоров, открывая склепы своих древних властителей династии Менг. Ибо смерть никогда не была окончательной для представителей этой расы; заклинатели могу перемещали души умирающих из одного тела в другое, но годы, проведённые в гробницах, свели предтеч с ума. Конечно, численность и могу, и Зандаларов оставалась в сию эпоху сравнительно невелика, и чародеи продолжали вселять неупокоённые души в тела древних воителей, известных прежде как Щит Императора. Посему искатели приключений задержались в Долине Императоров, даруя покой посмертия восставшим духам могу.

Но стало ведомо героям, что, помимо прочих, могу и Зандалары намереваются возродить своего Короля Грома, Лэй Шэня. Искатели приключений поспешили спуститься в Гробницу Стихий, где, если верить легендам, погребён древний властитель могу, известный своей жестокостью. Им удалось разыскать усыпальницу Короля Грома, но тролли Зандалар сумели опередить их, и, забрав останки с собою, бежали прочь из подземных склепов, направляясь к деревушке пандаренов Зоучин на северном побережье континента.

Помимо могу и троллей, поблизости в этом селении означались и нанятые ими головорезы Южного Моря. Последние схлестнулись с героями, вставшими на защиту селян; покончив с лиходеями, искатели приключений оказали пандаренам помощь в погребении павших.

Один из пленённых в сражении Зандалар сообщил допросившим его героям, что соплеменники забрали останки Короля Грома на Остров Воздаяния, находящийся недалече от побережья, где пророк Хар'зул проведет ритуал возрождения древнего императора могу. Герои устремились к упомянутому острову, занятому троллями, где сразили пророка-Зандаларов... однако не ведали они, успел ли тот завершить ритуал и возродил ли древнего владыку?

Танлунские степи

Шадо-пан в Танлунских степях
Шадо-пан в Танлунских степях

Наряду с Шадо-пан, ведомыми избавленным от влияния Ша Тажанем Чжу, герои устремились в западные Танлунские степи, дабы покончить наконец с угрозой со стороны яунголов. Пандарены наряду с искателями приключений теснили противника, сумели захватить лагерь яунголов племени Осул. Увы, спасти захваченного в плен Лина Железное Брюхо героям не удалось – яунголы жестоко расправились с доблестным пандареном... Супруга Лина, воительница Суна, исполнившись отчаяния, покинула товарищей, поклявшись сразить всех до последнего яунголов, лишивших её любимого мужа.

Последовав за нею, герои и Шадо-пан достигли деревушки яунголов, все жители которой были безжалостно убиты. Неужто в смертях их была повинна Суна? Предав огню тела павших, а также расправившись с гиенами, привлечёнными запахом мертвечины, герои скрупулезно осмотрели селение, и пришли к выводу, что некие тёмные силы сподвигли яунголов обратиться друг против друга. Сопровождающая отряд шаманка Ялия Мудрый Шёпот вызвалась провести ритуал очищения земли, но стоило ей приступить к нему, как очам героям явился Ша Ненависти, завладевший разумами множества следопытов Шадо-пан.

К счастью, Ялия сумела исторгнуть злобные духи из тел одержимых товарищей, однако порождения Ша продолжали бесчинствовать в округе, поглощая духов несчастных селян-яунголов, а также тех искателей приключений, что находились за пределами защитного круга тотемов шаманки.

Увы, героям пришлось сразить Суну, одержимую Ша Ненависти, но этой сущности удалось ускользнуть. О случившемся герои известили Тажаня Чжу; сподвижники убеждали лидера Шадо-пан отступить к Великой Стене и держать оборону там, ибо нынешний натиск богомолов был поистине страшен. Тажань Чжу отвечал на это категорическим отказом, ибо рождение следующего роя богомолов произойдёт спустя лишь десятилетие, и он не собирался без боя отдавать Танлунские степи этим созданиям... судя по всему, находящихся под влиянием Ша.

Тем не менее, прежде, чем отправляться за Ша Ненависти, Тажань Чжу согласился оказать помощь сородичам в бастионе Гао-Рана, подвергающегося постоянным атакам богомолов. Яд последних унёс жизни немалого числа Шадо-пан, и лишь своевременная помощь героев помогла пандаренам удержать бастион. В ключевом сражении искатели приключений наряду с Шадо-пан сразили великое множество богомолов, а также гигантского червя Норвакесса, именуемого «Ужасом Страшных Пустошей».

Простившись с Гао-Раном, в ведении которого оставался бастион, Тажань Чжу наряду с героями выступил на запад, по следу Ша Ненависти, и вскоре достиг Лощины Сумрака, где воители-пандарены под началом Лао-Чиня Стальное Брюхо с превеликим трудом сдерживали натиск богомолов и монстров, одержимых тёмными энергиями Ша. С помощью героев защитникам Моста Сумрака удалось отбросить богомолов, и Тажань Чжу пригласил Лао-Чиня присоединиться к его отряду в преследовании Ша Ненависти.

Танлунские степи
Танлунские степи

После чего герои выступили к западной заставе Ренсая, где Тажань Чжу надеялся заручиться помощью Нюронга, весьма искусного в обращении с арбалетом. Смотритель заставы, Ренсай Дубовая Шкура, поведал предводителю Шадо-пан, что в настоящее время Нюронг верховодит обороной близлежащих территорий, подвергшихся нападению крылатых богомолов. Приказав следопыту Таоши продолжить поиски Ша Ненависти, Тажань Чжу велел героям выступать на помощь Нюронгу, после чего привести арбалетчика на заставу.

В том сражении лучники и арбалетчики заставы Ренсая при поддержке подоспевших искателей приключений сразили десятки крылатых богомолов, в том числе и предводителя их – могучего Воресс'талика. После чего Нюронг вернулся на заставу, где Тажань Чжу поведал ему о преследовании Ша Ненависти. Лазутчица Таоши донесла, что эта сущность пребывает в логове богомолов Сик'весс, однако вход в него запечатан, а кристаллы, открывающие портал, находятся в ведении предводителей роя богомолов.

Против последних выступили герои, ведомые ближайшими сподвижниками Тажаня Чжу. Так, Таоши и воители её прикончили Корвекксиса, Лао-Чинь сразил богомола Серевекса, Нюронг же – Ротека. Обнаруженные на телах павших кристаллы герои преподнесли предводителю Шадо-пан; Тажань Чжу снял печать со входа в логово Сик'весс, и пандарены устремились в тоннель, схоронился в котором Ша Ненависти. Понимая, что сразить эту могущественную сущность практически невозможно, Тажань Чжу предался ненависти, которую испытывал по отношению к немезиде, принял Ша в себя. Тажань Чжу пожертвовал собою ради Пандарии, став вместилищем сущности Ша Ненависти... но когда та была уничтожена, испытал стыд, осознав, что бездумно пошёл на поводу собственных эмоций.

Шадо-пан наряду с героями заняли крепость чуть севернее Сик'весса, и ныне стремились определить мотивы, движущие штурмующими Змеиный Хребет богомолами. Внимательно осматривая павших инсектоидов, они заметили, что за цвет остаётся у тел умерших – наглядное свидетельство влияния Ша. К тому же, тела многих из богомолов покрыты застарелыми шрамами, и раны им нанесёнными оружием пандаренов. Но заметили Шадо-пан на остовах богомолов бычью шерсть, посему вознамерились немедленно навестить западный Храм Нюцзао, пребывает в котором священный небожитель, Черный Як. Быть может, ведома ему причина агрессии богомолов?

Смотритель храма, Ого Старший, подтвердил подозрения Шадо-пан: богомолы действительно находятся под влиянием Ша Страха, должного содержаться в заточении в этои храме, но сумевшего обрести свободу. В катакомбах Храма Нюцзао герои сразили Ужасающую Тень – толику могущества Ша Страха, но истинное воплощение этой сущности пребывает ныне с богомолами и их королевой.

Жуткие пустоши

Богомолы в Жутких пустошах
Богомолы в Жутких пустошах

Миновав Врата Заходящего Солнца в Змеином Хребте и углубившись в западные Страшные Пустоши, с изумлением узрели герои богомолов, сошедшихся в противостоянии: Клакси, старейшины роя, противостояли последователям великой королевы, исполненным скверны Ша. По просьбе Клакси искатели приключений пробудили древнего воителя-богомола – Кил'рука Рассекающего Ветер, и вместе с ним проследовали в Клакси'весс – оплот противников королевы роя. Как оказалось, Кил'рук сражался в древности с ненавистными могу, и был назван Святейшим, посему и заключён в янтарь на долгие века. И теперь, пробуждённый, понимал он, что святой долг Клакси – низложить королеву, поставившую под угрозу весь их род. И помогут в этом героям иные Святейшие, принадлежащие к различным эпохам – заключённые в янтарь и сокрытые от взора королевой.

Иные Клакси отнеслись к чужеземным героям с нескрываемым недоверием, однако позволили им разыскать в пределах Кладки Шек'зир и пробудить следующего Святейшего - Малика Неприкосновенного, которого, по легендам, ни разу не коснулся вражеский клинок. По приказу последнего искатели приключений покончили с богомолами, поглощающими осквернённый энергиями страха янтарь и примыкающими к оскверненному рою.

Конечно, далеко не всех Святейших удавалось пробудить и примыкали они к Клакси; один из легендарных воителей – Призыватель Смерти, пребывающий у корней осквернённого энергиями Ша древа Кипари Вор, оказался поглощён скверной Ша, и героям не оставалось ничего иного, как покончить с ним.

У Озера Звёзд, где искатели приключений пытались разыскать столь необходимые Клакси залежи янтаря, пробудили они древнейшего из Святейших – Корвена Первейшего, и поведал тот, что когда мир этот был ещё юн, цвели в нём первые янтарные деревья кипари, и называли богомолы янтарь «живительной кровью земли». Янтарь даровал им силу, необходимую для распространения власти над низшими расами, но после того, как узурпаторы-титаны преобразили мир, угроз благоденствию роя оказалось множество. Именно Корвен предложил сородичам помещать величайших воителей в янтарные глыбы, дабы пробудить их в час великой нужды. И ныне он настал.

Однако заметил Корвен, что деревья кипари близ Озера Звёзд иссыхают, и виной тому исполненные скверны создания, обитающие под их корнями. Однако источник скверны – сущность куда более могущественная и злобная, – Ша Страха. Последний заставляет своих миньонов поглощать осквернённый янтарь, и обезумевший рой королевы с каждым днём становится всё сильнее.

Наконец, искатели приключений разыскали и пробудили следующего Святейшего –Каз'тика Манипулятора, после чего вернулись в оплот Клакси. Силы последних противостояли богомолам роя, наносящим удары из близлежащего селения, Кор'весс.

Поблизости от него означился Закатный Пивной Садик – небольшое прибежище пандаренов, пытающихся наладить производство пива из янтаря древа кипари. Здесь искатели приключений вновь повстречали Чэня Буйного Портера, пытающегося разыскать родню. Увы, родичи знаменитого путешественника погибли в противостоянии с безумными богомолами.

Жуткие пустоши
Жуткие пустоши

Пандарены Пивного Садика пришли к выводу, что последний ингредиент, им необходимый – янтарь из древнейшего древа континента, обитает под которым сама королева богомолов Шек'зир. Сохраняя осторожность, герои выступили к означенному древу, ныне называемого Сердцем Страха, но в пещере поблизости обнаружили очередного Святейшего Клакси - Ийокука Проницательного, заключённого в янтарь 877 лет назад... а подле богомола – Мамочку Буйный Портер, старейшую из рода Чэня в Пандарии.

Наконец, искатели приключений наряду с Клакси и их Святейшими ступили в Сердце Страха, где схватились с безумными богомолами, направляемыми визирем Зор'локом, «Гласом королевы», и иными предводителями роя. Королева Шек'зир пала, сражённая героями, и Ша Страха оставил тело её, устремившись прочь, к далёкой Террасе Вечной Весны – области, священной для обитателей Пандарии.

Искатели приключений, сражавшиеся подле Клакси, удостоились искренней признательности богомолов, освободившихся от скверны Ша, и Кил'рук Рассекающий Ветер поведал товарищам по оружию историю своей расы. «Мы, богомолы, старейшая раса», - молвил он. – «Народ пандаренов гораздо более юн, чем наш. У них своя роль. Каждый цикл наши юные богомолы устремляются на их земли. Пандарены убивают слабых. Сильные возвращаются. С каждым поколением мы становимся всё сильнее... Задолго до того, как началась ваша история, наша империя была обширна. Мы делили этот мир с иными державами, Ан'Киражем и Азжол-Нерубом. Боги наши были многочисленны и могущественны. Мы, богомолы, поклонялись Семи Головам И'Шараджа. Велик был Старый Бог, и страшен в гневе. Он поглощал надежду и порождал отчаяние. Он поглощал доблесть и порождал страх. А затем пришли Узурпаторы, те, кого вы называете «титанами», и И'Шарадж был уничтожен. Его последнее ужасное дыхание оставалось с тех пор в сих землях, но тени, оставленные им, были лишь отголосками его былой славы. Я говорю вам это, чтобы предупредить: если Старым Богам однажды суждено вернуться, мы, богомолы, вновь примем их сторону. Те из вас, кто действительно мудр, поступят так же».

Гневион в Пандарии

Гневион
Гневион

Последний из чёрных драконов, Гневион, именуемый также «Черным Принцем», исподволь следил за нынешним конфликтом, оставаясь в человеческом обличье высоко в горах Пандарии, в таверне на вершине Пути Сотни Ступеней. «Наш мир пребывает на перепутье», - произнёс Гневион, обращаясь к призванным им героям. – «И следующие несколько месяцев всецело определят наше будущее – если, конечно, оно вообще возможно... Я избрал для себя имя Гневион, и я – последний из чёрных драконов. Отцом моим был Смертокрыл Разрушитель, аспект смерти... Я не испытываю любви к отцу, чья скверна уничтожила мой народ, ровно как и к красным драконам, которые выкрали мое яйцо и ставили над ним опыты, чтобы в конечном итоге создать меня. Так что я... не принадлежу ни к каким силам этого мира... Мой отец, Смертокрыл, пытался уничтожить Азерот. Конечно, он был безумен, но прав в одном: наш мир столь... хрупок».

Гневион кинжалом рассёк свою ладонь, после чего сотворил магическую сферу – подобие Азерота. «Мы – луч света во вселенной тьмы», – продолжал говорить он. – «Свеча, горящая в буре. Иногда мне кажется, что именно хрупкость и беззащитность нашего мира свели с ума моего отца. И мне кажется, воздаяние не заставит себя ждать. Нет, я говорю не о нынешнем конфликте между Ордой и Альянсом. Поверьте, деяния Гарроша Адского Крика в Тераморе – ничто в сравнении с тем, что надвигается на наш хрупкий мирок».

Огненные шары ядовито-изумрудного цвета устремились к призрачной сфере, выжигая ее поверхность, и в итоге подобие Азерота взорвалось. «Но нынешняя война глубоко заботит меня», – вздохнул Гневион. – «Раздираемый конфликтом Азерот не сможет выстоять пред нашествием подобной тьмы. Война должна прекратиться, и как можно скорее. Как же нам достичь этого? Думаю, ответ пребывает с героями, подобными вам».

Гневион велел искателям приключений отправляться в потаенные уголки Пандарии, чтобы разыскать символы могущества и мудрости древних героев этой земли. Кроме того, дабы проявить себя перед чёрным драконом достойными исполнителями воли его, искатели приключений доблестно сражались с могу, как вторгшимися в Вечноцветущий дол, так и пребывающими на островке Шань'цзэ Дао, ровно как с богомолами, затронутыми скверной Ша в Страшных Пустошах.

Ша Страха герои настигли на Террасе Вечной Весны, на горном перевале, разделяющем Долину Четырёх Ветров и Кунь-Лай. Трое доблестных хранителей цзинь-юй святилища исполнились скверны, расправились с иными стражами. Но, превозмогая все препятствия, оказавшиеся у них на пути, искатели приключений разыскали могущественное воплощение Страха, сразили его, тем самым уничтожив последний из источников скверны, снедающей земли Пандарии. После чего вернулись к Гневиону, явив чёрному дракону как символы могущества и мудрости, так и химеру страха – остаточное воплощение павшего Ша.

Гневион поздравил искателей приключений с успехом, после чего обратил собранные героями артефакты в магическую сферу, призванную усилить любое оружие, затронутое скверной Ша. И ныне стоят они на страже Азерота, ограждая мир от неминуемых угроз.

Вечноцветущий Дол

Храм Белого Тигра
Храм Белого Тигра

Тем временем Андуин Ринн в сопровождении множества героев ступил в Храм Белого Тигра на Пике Кунь-Лай, где смиренно просил Ксуена пропустить их в святая святых Пандарии – Вечноцветущий Дол, лежащий за Вратами Священных Небожителей, остававшихся запертыми на протяжении долгих столетий. Андуин полагал, что чудесные целительные силы долины помогут исцелить этот истерзанный мир, пострадавший от Катаклизма и шрамов, оставленных нынешней войной Альянса и Орды. С просьбой о помощи обратились к Белому Тигру и пандарены Золотого Лотоса – фракции, посвятившей себя противостоянию воспрявшим легионам могу, начавшими вторжение в долину. Андуин настаивал на том, что воины Альянса – и даже Орды – смогут исправить сложившееся положение, однако присутствовавший в храме Тажань Чжу возражал, напомнив юному принцу о событиях, произошедших в Нефритовом лесу, настаивая на том, что чужеземцы не в силах держать под контролем свою агрессию по отношению друг к другу. Белый Тигр, однако, с решением не спешил, напомнив присутствующим, что 10000 лет назад император Шаохао тоже обратился к нему за помощью, и душу его снедали эмоции.

Чужаки жестоки? Андуин признал: так и есть, но явились они из земель, где жестокость повседневна. Они противостояли демонам, нежити... даже, казалось бы, неизбежному Часу Сумерек! Ксуен согласился: защищать с оружием в руках семью и родину поистине благородно. Но ощущал он и иные эмоции, присутствующие в душах принца и спутников его: гнев, ненависть. «Да, гнев – часть нас», – согласился принц. – «Но мы сохраняем контроль над ним. Некогда орки всецело предались гневу, жажде крови, но сумели обуздать ее». Тажань Чжу не соглашался: чужаки хотят лишь уничтожить друг друга, но Жи Рассудительный – предводитель пандаренов Золотого Лотоса, возразил лидеру Шадо-пан, отметив, что обуздывая гнев, смертные обретают силу.

Ксуен согласился с доводом, однако заметил, что за гневом следует ненависть. Действительно ли чужаки столь хорошо держат под контролем негативные эмоции, как утверждают? Тажань Чжу доказывал, что ненависть между воинами Альянса и Орды сильна необычайно, и даже Жи Рассудительный признал: иноземцы несут с собою тень войны. Но Андуин заверял как Ксуена, так и пандаренов, что однажды обязательно наступит мир и старая ненависть растает, как утренний туман. Белый Тигр возвестил, что доверится иноземцам и, несмотря на протесты Тажаня Чжу, откроет врата, даруя доступ в Вечноцветущий Дол.

Так, на глазах как обитателей Пандарии, так и пришельцев из иных земель четверо священных небожителей открыли врата, преграждающие путь в долину, возвестив о том, что надлежит смертным принять целительные силы этой земли, но распорядиться ими надлежит мудро. Конечно, осознавали небожители, что идут на огромный риск, допуская чужаков в святая святых Пандарии, но верят они, что намерения тех чисты и благородны.

Открытие врат в Вечноцветущий Дол

И Альянс, и Орда возвели оплоты в Вечноцветущем Доле, назвав их Святыней Семи Звезд и Святыней Двух Лун соответственно. Три клана могу, занявшие древний дворец Могу'шан и ведомые королём Ксином, вознамерились распространить власть свою на земли долины, посему продолжали яростное противостояние воителям Золотого Лотоса. Убийцы-могу попытались даже покончить с Жи Рассудительным; к счастью, герои сумели предотвратить покушение на предводителя Золотого Лотоса.

В последующие дни герои наряду с пандаренами Золотого Лотоса, оплот которых находился в Золотой Пагоде, противостояли могу, занявшими Золотые Ступени, и ниспосылающими на противников каменных конструктов. Вторглись могу и в Туманную деревушку, где чернокнижники нечестивой волшбою порабощали разумы несчастных селян, вынуждая тех противостоять искателям приключений. Наконец, воители Золотого Лотоса определили, что исходят могу в Вечноцветущий Дол из западных руин Го-Лай.

Возле них герои прикончили рыщущих в округе лазутчиков могу, после чего устремились вглубь Го-Лай, ибо полагали воины Золотого Лотоса, что противники их пытаются отыскать сокровища древних императоров – артефакты невероятной мощи.

Подозрения их оказались обоснованы, ибо, спустившись в недра руин Го-Лай, лицезрели герои предводителя одного из кланов могу, Шао-Тень, Жао-Джина Кровопийцу, за спиной которого возвышалась сотня нефритовых конструктов. Подчинив себе этих древних големов, могу надеялись с легкостью сокрушить воинов Золотого Лотоса и захватить Вечноцветущий Дол во имя Короля Грома.

В противостоянии конструктам герои потерпели поражение, и отступили, сохранив жизни и передав Жи Рассудительному вести о произошедшем в руинах. Похоже, Король Грома, Лэй Шэнь, все же был возрожден, и ныне могу пытаются не только предоставить тому армию покорных конструктов, но и артефакты, которыми древний правитель Пандарии обладал при жизни.

Искатели приключений опередили могу, разыскав копье Лэй Шэня, пребывающее в близлежащем святилище, и преподнеся нечестивый артефакт Жи Рассудительному. После чего вернулись в руины Го-Лай, где во внутренних чертогах твердыни сразились с Жао-Джином за право обладания шлемом Короля Грома. Понимая, что терпит поражение, полководец могу телепортировался прочь, а герои обрели второй из артефактов покойного императора. Наконец, топор императора герои обнаружили в потаенном склепе могу под Туманной деревушкой.

Однако превосходящие силы могу сокрушили воителей Золотого Лотоса у Туманной деревушки, расправились с Жи Рассудительным, и ныне наводняли Вечноцветущий Дол, уверенные в своей победе, ибо обрели наконец артефакты Короля Грома. Ныне армии могу и нефритовых големов приближались к Золотой Пагоде – последнему оплоту защитников долины.

Последнее противостояние героев и пандаренов Золотого Лотоса с превосходящими силами могу случилось на Летних Равнинах, и лишь вмешательство четырёх священных небожителей помогло переломить ход сражения, отбросить могу к вратам дворца Могу'шан. Андуин Ринн принимал непосредственное участие в сражении, взывая к силам Света, направляя его энергии на союзников, и раны тех исцелялись.

Покончив с Жао-Джином Кровопийцей, герои устремились к центральным чертогам дворца Могу'шан, разя воителей трех кланов могу, вставших на защиту своего короля – Ксина Оружейника. С гибелью последнего вторжение могу в Вечноцветущий Дол захлебнулось.

Перейти ко второй части
Добавить комментарий