Авторизация
    Логин:
    Пароль:





Главная » Статьи » История и книги World of Warcraft » Дорога к Проклятию
Эвелин Фредриксен - Дорога к Проклятию
АвторЭвелин Фредриксен
НазваниеДорога к Проклятию

Рассказ «Дорога к Проклятию»

"Эта бесконечная травля становится утомительной. Я занимался важными исследованиями, тонкой магией, которые требовали недель подготовки и ритуалов". Кел'тузаду пришлось выждать немало часов, терпя оскорбления в его адрес без малейшего права противостоять обвинениям. Очевидно, докладчики группы Дренден и Модера были двумя его самыми главными критиками. Тем не менее, они бы не начали это последнее расследование без поддержки Антонидаса, который должен был еще показать себя. Где был старик вплоть до этого?

Дренден фыркнул. "Впервые слышу, чтобы этот вид магии называется 'тонким'".

"Невежественное мнение неосведомленного человека", отчеканил Кел'тузад с холодной четкостью. И тогда с ним заговорил отдаленный голос, голос друга. К настоящему времени его замечания стали настолько знакомыми, что они стали словно его собственными мыслям. Они боятся Тебя и завидуют Тебе. В конце концов, благодаря этому новому курсу исследований, Ты продолжаешь извлекать пользу в познании и власти.

Внезапно, появилась неожиданная вспышка света и нахмуренный седовласый архимаг появился в зале. Маленький деревянный ящик был спрятан в его руке. "Я не поверил бы всему этому, если бы не увидел это своими собственными глазами. Вы злоупотребили нашим терпением в последний раз, Кел'тузад".

"Почтенный Антонидас наконец-то порадовал нас своим присутствием. А я уже было начал подумывать о том, что Вы захворали".

"Старость пугает Вас, не так ли?" резко оборвал Антонидас. "Вы понимаете, что альтернатива всего одна".

Позволь ему думать так, как будет ему удобнее.

Немного успокоившись, Антонидас продолжил, "Что же касается моего здоровья, Вас это никоим образом не касается. У меня были дела в ином месте".

"Обыскивая мои палаты в поисках улик запрещенной магии? Делать Вам было нечего".

"Верно, в ваших палатах я ничего не обнаружил. А вот северные хранилища, с другой стороны..." Антонидас с отвращением посмотрел на Кел`тузада.

Будь проклята эта убежденная в своей правоте ищейка. "Вы не имели никакого права".

Антонидас стукнул своим посохом по полу, заставляя его замолчать, и повернулся к другим магам. "Он переоборудовал здания в лаборатории для ряда грязных экспериментов. Убедитесь в этом лично, коллеги. Взгляните на плоды его работы". Он открыл ящик и наклонил его так, чтобы все могли увидеть.

Распадающиеся останки нескольких крыс. Две все еще неуклюже царапали стенки ящика в тщетной попытке убежать. Несколько магов спешно покинули помещение, послышался тревожный гвалт. Даже златовласый высший эльф, который сидел в задней части комнаты, казался пораженным, хотя принц Кель'тас был эльфом того возраста, когда, казалось, уже не был способен на проявление подобных эмоций.

Взглянув на запертых крыс, Кел'тузад увидел, что они ослабли и перестали двигаться. Очевидно - очередной провал. Без разницы. Когда-нибудь он создаст устойчивый экземпляр нежити. Его тяжелый труд оправдался бы. Это был только вопрос времени.

Заклятия, которые Ты используешь, стянуты незримыми нитями и я покажу Тебе, как их распутать.

Время, и его неизвестный союзник, загадочный голос, помогающий иногда сделать ещё один шаг к достижению цели. Покажи мне - подумал он.

Молодая женщина появилась в другой вспышке света. В то время, как она подошла и встала рядом с Антонидасом, пристальный взгляд высшего эльфа буквально был прикован к ней, обеспокоенный, задумчивый, напряженный. Но, Джайна Праудмур не заметила этого; она была крайне сосредоточена на своих обязанностях. У прекрасного принца не было ни каких шансов.

Ее яркие синие глаза одарили Кел'тузада любопытным взглядом. Она взяла коробку у Антонидаса, который объяснил, "Мой ученик проследит, чтобы ящик и его содержимое были сожжены".

Женщина склонила свою голову и телепортировалась из комнаты. Высший эльф, глядя на место, где она была раньше, нахмурился. При других обстоятельствах, Кел'тузад, возможно, нашел бы эту тихую драму забавной. Однако, не дав ему возразить, Антонидас продолжал свою тираду. Безмолвно проклиная, Кел'тузад попытался вновь освободиться.

"Мы слишком долго не обращали внимания на текущее состояние дел. Изредка, мы критиковали его за всё более сомнительные исследования. Пытались наставить его на путь истинный. Теперь же, мы обнаруживаем, что он практиковал злую магию. Имя Кирин Тора быстро становится проклятьем на губах местных сельских жителей."

"Вы лжете!" вспыхнул Кел'тузад, и несколько из магов снова обратили внимание на него, ожидая объяснений. "Крестьяне помнят Вторую войну, точно так же, как и мы. Скажите, что Вам нравится в этих орках; их колдуны владели великой властью. Власть, против которой у нас была лишь слабая защита. У нас есть обязательство - мы должны учиться владеть и противостоять этой магии".

"Чтобы создать армию мертвых крыс, чье неестественное существование длится всего лишь в течении нескольких часов?" сухо спросил Антонидас. "Да, мальчик мой, я также нашел и твои дневники. Ты вёл весьма детализированный учет этого отвратительного эксперимента. Ты не мог использовать этих существ против орков, даже, если предположить, что орки когда-либо очнуться от своей текущей летаргии, сбегут из резерваций и, так или иначе, вновь станут угрозой."

"Быть моложе, чем Вы, совсем не означает, что я ребенок", отпарировал Кел'тузад. "Что же касается крыс, они – лишь мера, которой я измеряю мой успех. Это стандартная экспериментальная методика".

Антонидас вздохнул. "Я знаю, что в последние дни Вы тратите большую часть Вашего времени на севере. Ваши все более и более длительные отсутствия были тем, что обратило мое внимание в самом начале. Все же даже Вы, должно быть, слышали, что новый налог короля вызвал гражданские волнения. Ваше эгоистичное преследование власти может подстрекать крестьян к восстанию. Лордерон может погрязнуть в гражданской войне."

Он ничего не знал о налоге. Антонидас, должно быть, преувеличивает. Кроме того, истинный маг сосредоточился бы на делах более важных. "Я буду более осторожным", вымолвил он, стиснув зубы.

"Никакая осторожность не сможет скрыть тайну всего случившегося", сказал Дренден.

Модера добавила, "Вы знаете, что мы всегда балансировали на грани, пытаясь защитить наших людей и не превратиться самим в угрозу. Мы не осмелимся пожертвовать нашим человечеством - не по внешности, и конечно, не по правде говоря. В лучшем случае, Ваши методы осуждаются нами как ересь".

Это было уже чересчур. "Нас называли еретиками в течение многих столетий. Церковь никогда не одобряла наши методы но, несмотря на такое отношение, мы все еще здесь".

Она кивнула. "Только потому, что мы избегаем темной магии, которая приводит к коррупции и катастрофе".

"Потому, что это необходимо!"

"Достаточно", Антонидас казался утомленным. "Если бы слова могли изменить его, но уже давно стал бы другим", - добавил он к словам Модеры и Дрендена.

"Я услышал Ваши слова," раздраженно сказал Кел'тузад. "Во имя богов, я услышал их, и сыт ими по горло! Это – Вы не слушали меня и помешались на своих устаревших страхах."

"Вы забываетесь. Мы собрались здесь не за этим", прервал Антонидас. "Это не дебаты. В этот момент ваше имущество тщательно обыскивается. Все изделия, испорченные темной магии, будут конфискованы и, будучи расценены как ваше искупление, уничтожены".

Его неназванный союзник предупреждал его, что такое могло произойти, но Кел'тузад не верил. Странно. Он чувствовал себя почти освобожденным, когда события пошли в этом направлении. Потребность в тайне ограничивала возможности его работы, препятствовала его успеху.

"В свете свидетельств", тяжело вымолвил Антонидас, "Король Теренас согласился с нашим решением. Если Вы не оставите это безумие, то Вы будете лишены вашего ранга и владений, и Вы будете изгнаны из Даларана - более того, из всего Лордерона."

Пока его мысли мчались в голове, Кел'тузад наклонился и оставил зал. Несомненно, Кирин Тор оставил его для так называемой позорной тишины, опасаясь последствии, если его действия станут известны общественности. На этот раз, их трусость сыграла в его пользу. Его богатство никогда не попадёт в казну короля.

* * * * *

Стая волков долго преследовала Кел'тузада, держась на расстоянии заклинания, прежде чем они отстали. Осторожно оглянувшись, он увидел, что они зарычали и, прижав уши, повернули прочь. К счастью, арктические ветры также утихали. Вдалеке он увидел вершину, суровый горный пик, вид которого дал ему ощущение триумфа и предчувствия. Самый высокий пик из всех в Ледяной Короне. Немногие исследователей рисковали ходить к леднику, и еще меньше из них выжило, чтобы рассказать об этом. Но он, Кел'тузад, хотел взобраться на эту высоту одни и посмотреть свысока на остальную часть мира.

К сожалению, не существовало почти никаких карт холодного континента Нордскол, а те, что были, он посчитал полностью не отвечающим его требованиям, как и запасы, которые он гордо упаковал для этой поездки. Неуверенный в своей дороге впереди и окончательном пункте назначения, он не мог телепортироваться. Не щадя себя, он шел, шатаясь, вперед, потеряв малейшее ощущение времени. Несмотря на своё меховой плащ, его сотрясала холодная дрожь. Он чувствовал, что его ноги стали словно колонны из камня: неуклюжие и оцепенелые. Его тело начинало замерзать. Если он вскоре не найдет убежище, он умрет здесь.

Но в самом конце вспышка света обратила внимание его пристальный взор: каменный обелиск, с вырезанными магическими символами, с цитаделью позади него. Наконец-то! Он пробежал мимо обелиска и пересек мост из того, что было похоже на чистую энергию. Двери цитадели открылись при его приближении, но он резко остановился.

Лестничная площадка охранялась двумя гротескными существами, нижние части талии которых напоминали гигантских пауков. Шесть узких ног поддерживали тело каждого существа; остальные две конечности были как руки, растущее выше из человекоподобного торса. Но более изумительным, чем сами существа, тем не менее, было их текущее состояние. На их телах виднелись открытые раны, худшие из которых были грубо перевязаны. Руки одного охранника были согнуты под невероятными углами. Гной медленно сочился из клыкастой пасти другого, но он не предпринимал никаких усилий вытереть его.

Несмотря на знакомую вонь мертвецов, охранники не показали никакого признака неразберихи, в отличие от крыс Кел'тузада. Паукообразные существа, должно быть, также сохранили большую часть своей первоначальной силы и координации. Иначе, из них бы были никудышные охранники. Их создатель был явно квалифицированным некромантом.

К его удивлению, они отошли, чтобы позволить ему пройти. Не желая подвергать сомнению свою удачу, он с удовольствием вошел в цитадель, которая была значительно теплее, чем снаружи. Впереди прихожей была разбитая статуя одного из тех паукообразных существ. Здание было построено недавно, но статуя была очень стара. Задумываясь об этом, он вспомнил, что видел подобные статуи в древних руинах, когда он шел через север. Холод замедлял его способность размышлять.

Предположительно, некромант завоевал королевство этих паукообразных существ, успешно превратил их в нежить, и забрал их сокровища как военные трофеи. Ликование наполнило его. Он конечно узнает здесь о великих вещах.

В конце зала виднелось громыхающее гигантское существо: гротескная смесь жука и паука. Оно приблизилось к нему неторопливой походкой, и Кел'тузад заметил, что его высокое тело носило еще большее число ран и бандажей. Как и охранники, оно было мертво, но его огромный рост заставлял Кел'тузада чувствовать себя скорее испуганным, нежели впечатленным. Он сомневался, что обладал достаточным навыком, чтобы победить намного меньшего монстра, чем этого мертвого.

Существо приветствовало его глубоким басом, который отражался в пределах его тяжелого тела. Хотя оно говорило на совершенном понятном Общем, эти звуки ужаснули его. Странное гудение и пощелкивание лежали в основе его слов. "Мастер ожидал Вас, верховный маг. Я - Ануб’арак".

Оно имело и осмысленные и моторные навыки для речи - удивительно! "Да. Я желаю стать его учеником."

Огромное существо просто посмотрело вниз на него. Возможно, оно размышляло, получится ли из него вкусная закуска.

Он нервно сглотнул. "Я могу увидеть его?"

"В назначенное время", прогрохотал Ануб'арак. "К настоящему времени Вы посвятили Вашу жизнь знаниям. Замечательная цель. Однако, ваш опыт мага не может подготовить Вас, чтобы служить мастеру".

Что вдохновило его на такую речь? Прислужник считал Кел'тузеда конкурентом? Это было каким-то недоразумением, которое следовало рассеять как можно скорее. "Как бывший член Кирин Тора, я владею гораздо большей магией, чем Вы можете вероятно себе вообразить. Я более чем готов к любым задачам, которые даст мне мастер".

"Посмотрим".

Ануб'арак повел его через множество туннелей, которые увели их далеко под землю. Наконец, Кел'тузад и его гид добрались до громадного зиггурата, название которого, как сказал Ануб'арак, было Наксрамас. Судя по архитектуре, здание было еще одним результатом работы паукообразных существ. Действительно, первые палаты, которые показал ему Ануб'арак, были населены этой нежитью, которая уже стала не в новинку для Кел'Тузада. Обычные пауки также носились туда и сюда среди нежити, деловито прядя паутины и откладывая яйца.

Кел'тузад скрыл свое отвращение. Он не дал бы огромному мажордому такого удовольствия. Указывая на одного из мертвых паукообразных, он спросил, "Вы похожи на них. Вы все произошли из одной и той же самой расы?"

"Расы нерубов, да. Но затем прибыл мастер. Поскольку его влияние распространялось, мы начали с ним воевать, по-дурацки полагая, что мы имели какой-то шанс. Многие из нас были убиты и подняты как нежить. В жизни я был королем. Сейчас я - владыка склепа".

"Взамен бессмертия Вы согласились служить ему", громко размышлял Кел'тузад. Замечательно.

"Согласие подразумевает выбор".

Это обозначает, что некромант мог заставить нежить повиноваться. Кел'тузад мог бы быть первым живым существом, которое пришло сюда добровольно. Немного забеспокоившись, он сменил тему разговора. "Это место полно ваших людей. Похоже, Вы правите здесь?"

"После моей смерти я вел своих братьев на завоевание этого зиггурата для нашего нового мастера. Я также наблюдал за процессом его переоборудования, чтобы служить его планам. Однако Наксрамас не подпадает под мою власть. Мой народ - не единственные его жители. Мы занимаем всего лишь одно крыло из четырех".

"В том случае, ведите меня, повелитель склепа. Покажите мне остальные".

* * * * *

Второе крыло было тем, на что Кел'тузад мог только надеяться. Магические артефакты, лабораторное оборудование и другие запасы, которые выставляли его старую лабораторию в невыгодном свете. Огромные комнаты, которые могли содержать настоящую армию помощников. Неживые звери, которые были умело сшиты вместе в единую смесь из различных животных и возвращены к жизни. Даже несколько человеческой нежити, составленной из частей тел различных людей. Человеческие части тела не имели никаких ран: в отличие от нерубов, эти люди не боролись со своей судьбой. Некромант, должно быть, приобрел эти тела с местного кладбища. Мудро избегает повышенного внимания. Кирин Тор предпринял бы незамедлительный ответ.

К сожалению, третье крыло оказалось менее интересным. Ануб'арак показал ему склад оружия и область для боевого обучения. Затем повелитель склепа повел его через палаты, заполненные сотнями - нет, тысячами - запечатанными бочками и грузовыми ящиками. Почему Наксрамас нуждаться в столь многих запасов? Пирамида была хорошо снабжена для маловероятного случая, если она будет осаждена.

Наконец, он и Ануб'арак достигли последнего крыла. Гигантские грибы росли в области сада и испустили вредные пары, которые заставили Кел'тузада почувствовать себя плохо. Почва ниже каждого гриба казалась больной, возможно зараженной. Подойдя ближе, чтобы осмотреть, он наступил на кое-что, что хлюпнуло: существо размером с кулак, которое напоминало червя.

Он задрожал и торопливо пошел дальше. В следующей комнате было множество маленьких котлов, заполненных пузырящейся зеленоватой жидкостью. Сгорая от любопытства, несмотря на отталкивающий аромат вещества, Кел'тузад попытался шагнуть вперед, но массивный коготь резко блокировал его путь.

"Мастер желает, чтобы Вы оставались среди живых. Ваше время еще не пришло".

В его горле прервалось дыхание. "Это убило бы меня?"

"Есть многие, кто не будет служить мастеру при жизни. Жидкость разрешает эту проблему". Глядя на ничего не понимающий взгляд Кел'тузада, повелитель склепа сказал, "Пошли. Я покажу Вам".

Ануб'арак подвел его к клетке, в которой было два заключенных. Сельские жители, судя по их одежде. Мужчина убаюкивал женщину в своих руках; она была ужасно бледная и вспотевшая. Живые, они оба, хотя женщина была явно больна. Кел'тузад тревожно посмотрел на повелителя склепа.

Ее отчаянные тусклые глаза увидели Кел'тузада и засияли. "Сжальтесь, мой лорд! Мое тело сломлено. Я видела то, что случится затем. Одна стрела пламени, прошу Вас. Позвольте мне уйти с миром".

Она боялась становиться рабом некроманта. Согласно словам Ануб'арака, она не имела никакого выбора. Кел'тузад привередливо отводил взгляд. В конце концов, она не могла еще жить слишком долго, так или иначе.

Она вырывалась из рук мужчины и цеплялась за прутья клетки. "Сжальтесь! Если Вы не поможете мне, по крайней мере, отведите моего мужа в безопасное место!" И она безнадежно рыдала.

"Тише, любовь моя", пробормотал мужчина позади нее. "Я не оставлю тебя".

"Заставьте ее заткнуться!" отчаянно прошептал Кел'тузад Ануб'араку.

"Шум беспокоит Вас?" И одним быстрым молниеносным движением Ануб'арак запустил один коготь через решетку и проткнул сердце женщины. Затем повелитель склепа небрежно стряхнул труп на пол.

Ее муж выл в муках. Кел'тузад начал было виновато отворачиваться, но он замерз, поскольку труп начал метаться и изгибаться на каменном полу. Деревенский мужчина, смотревший на это с изумлением и шоком, затих.

Кожа мертвой женщины изменяла цвет: стала слабо зеленоватой и серой. Постепенно судороги закончились, и она неуклюже встала на ноги. Она повернула свою голову, затем задрожала, поскольку она увидела своего мужа. "Охрана, уведите этого человека отсюда", сказала она скрипучим голосом.

Охранники не сдвинулись. Со стоном, она своими пальцы схватилась за свои запутанные каштановые волосы, и Кел'тузад хорошо увидел ее лицо. Кровеносные сосуды потемнели под кожей, а ее глаза казались дикими, сведенными с ума.

Ее муж спросил с сомнением, "Дорогая? С тобой все в порядке?"

Горький смех вырвался из нее и резко захлебнулся, когда он сделал дрожащий шаг к ней. "Не приближайся ко мне ближе".

Мужчина игнорировал ее ответ и пошел к ней, но она отпихнула его с такой силой, чтобы он просто отлетел от нее. Он стукнулся об решетку клетки и скатился на пол, ошеломленный.

"Отойди". Ее речь становилась более гортанной. "Порву". Она обхватила тело своими руками, попятилась вплоть до того, пока она не натолкнулась на противоположную сторону клетки. " Порву, порву" скулила она, и что-то начинало быть не так в ее словах.

Ничего не понимающий, Кел'тузад медленно наблюдал за ней, как она резко схватила рукой за отверстие, зияющее в ее груди. Она зашипела, сгримасничала, и поднесла свои пальцы ко рту. Облизала их. Пососала их. Затем в размытом движении она прыгала на своего мужа, набросилась, обнажив свои зубы.

Мужчина закричал, и на пол клетки потекла струей кровь. Кел'тузад вздрогнул вдалеке. Ему не помогала попытка закрыть глаза; он все равно мог слышать эти отвратительные звуки. Рванье, кромсание. Жевание. Слабое, несчастное хныканье, которого он так боялся, означающее, что мертвая женщина знала о своих действиях на некотором уровне, но была неспособна остановить себя.

Скривившийся и испуганный, он полностью телепортировался из Наксрамаса, отошел на небольшое расстояние, и его вырвало. Найдя участок незапятнанного снега, он захватил его горстью и злобно вычистил свой рот и лицо. Он чувствовал себя, как будто он никогда не будет снова чистым. Во что он оказался вовлеченным?

Одни за другими мчались в голове его рассеянные мысли. Некромант не был простым академиком, заинтересованным в изучении широко осуждаемой области магии. И при этом он не планировал останавливаться на защите своего дома против нападения. Он серийно выпускает жидкость, которая преобразует людей в зомби. Наксрамас также имеет огромный запас запасов, оружия, брони, тренировочных мест....

Это не было защитными мерами. Это было приготовления к войне.

Внезапный ветер отбросил его с неземным воплем, и группа холодных привидений предстала перед его глазами. Он читал о них несколько лет тому назад в Фиолетовой Цитадели. Неопределенное описание их мутных, прозрачных форм никак не упомянуло о безразличной злобе в их пылающих глазах.

Одно из привидений подплыло ближе и спросило, "Долго размышляли? Как Вы видите, ваша небольшая уловка не помогла Вам. Вы не можете избежать мастера. Во всяком случае, чего Вы надеялись достигнуть? Куда бы Вы пошли? Что более важно, кто бы Вам поверил?"

Бороться или пасть: это было бы героическим выбором. Героическим, но бессмысленным. Его смерть не послужила бы ничему. Соглашаясь стать учеником некроманта, Кел'тузад купил бы себя время, чтобы отточить свои навыки. С достаточным обучением, он мог бы превзойти некроманта или обмануть его охрану.

Он кивнул привидению. "Очень хорошо. Приведите меня к нему".

Привидения телепортировали его назад к цитадели и сопровождали его вниз через ряд залов и комнат, и Кел'тузад понял, что позже он не сможет вспомнить их расположение. Наконец, глубоко под землей, он и привидения вошли в огромную пещеру, сырой холод которой впитался в его кости. В центре пещеры была высокая до головокружения спираль из скалы. Охваченные снегом, ряд лестниц постепенно вели наверх шпиля.

Он и привидения начали свой подъем. Его сердце сжималось от волнения и страха. Когда он понял, что его шаги замедлялись, он снова ускорялся. Однако его решительность не длилось долго. Он чувствовал, как будто его тянуло бремя. Очевидно, длинная поездка поперек Нордскола утомила его больше, чем он думал.

Далеко выше него, наверху шпиля, он мог только разобрать большой кусок кристалла. Нетронутый снегом, он мерцал слабым синеватым цветом. Не было никакого признака некроманта.

Одно из привидений использовало холодный порыв ветра, чтобы подтолкнуть его. Его темп отстал снова. Раздраженно он глубже затянул свой плащ и вынудил себя продолжать подниматься, хотя он уже тяжело дышал.

Прошло время, и внезапно начавшийся дождь со снегом вернул его в сознание. Он остановился в середине лестницы, чтобы опереться на свой посох. Воздух был грязен и удушлив; он почти задыхался к настоящему времени. "Дайте мне отдохнуть", попросил он.

Привидение позади него сказало, "Мы можем не отдыхать. Почему тогда должны Вы?"

Мрачно Кел'тузад возобновил подъем и напряг свои плечи против растущего истощения. Он поднял голову с усилием и увидел, что мерцающий кристалл был уже близко. На этом расстоянии это было похоже на зубчатый трон с туманным темным обликом внутри. Была ощутима аура угрозы в нем.

Привидения отстранились от него и оглушили своим криком. Эхо звука отразилось повсюду в пещере. Он ухватился в свой меховой плащ липкими, дрожащими руками. Его дыхание прерывалось, и у него появилось внезапная ужасная мысль повернуться и убежать. "Где мастер?" спросил он, и его голос был высоким и дрожащим.

Никакого ответа, только яростный град стал стегать его безжалостнее. Он оступился и вновь встал на ноги. С каждым шагом трон, вырисовывающимся выше него, заставлял чувствовал его более угнетающе, склонял его голову, сгибал его спину. Он мог идти только согнувшись. Вскоре он упал на свои руки и колени.

Тогда некромант заговорил непосредственно с Кел'тузадом голосом, который больше не был даже отдаленно добр. Позвольте этому стать вашим первым уроком. Я не испытываю никакой любви к Вам или вашим людям. Напротив, я намереваюсь очистить эту планету от человечества, и я не совершу ни одной ошибки: я имею власть сделать это.

Неумолимые привидения не разрешали ему останавливаться. Вне оскорбления, он оставил свой посох и начал ползти. Недоброжелательность некроманта сбивала его и тянула его глубже в снег. Кел'тузад встряхивался и хныкал, o боги, как он мог настолько ошибаться - глупо, абсолютно ошибаться. Это не было усталостью. Это был абсолютный страх.

Вы никогда не поймайте меня без сознания, поскольку я не сплю, и поскольку Вы должны были бы уже предположить, я могу читать ваши мысли так легко, как Вы можете читать книгу. И при этом Вы не можете даже надеяться победить меня. Ваш маленький мозг неспособен справиться с энергиями, которыми я управляю по прихоти.

У Кел'тузада давно порвалась одежда, а его гетры были бесполезны против ледяной скалы грубо высеченного подъема. Его руки и колени оставляли кровавые следы позади него, когда он изо всех сил пытался залезть на последнюю спираль лестницы. Трон излучал пронизывающий кости холод, и туман окружил его. Трон был не из кристалла, а изо льда.

Бессмертие может быть большим благом. Это может также быть подобными муками, которых Вы еще даже не начали понимать. Бросите мне вызов, и я преподам Вам, что я знаю о боли. Вы будете просить о смерти.

Он остановился в пределах нескольких шагов от трона и не мог идти дальше, беспомощно прикрепленный к земле подавляющей аурой жестокой энергии и ненависти. Невидимая сила тяготила его и придавила его лица к твердому камню. "Пожалуйста", рыдал он. "Пожалуйста!" Больше он ничего не мог произнести.

Наконец, давление ослабло. Привидения бесшумно ушли, но он все равно боялся подняться. Сомневаясь, в любом случае, что он вообще может подняться. Однако, его глаза неохотно искали своего мучителя.

Набор тяжелой брони был помещен скорее внутри трона, чем на нём. Кел'тузад подумал, что это просто черная броня, но, с трудом всмотревшись, он увидел, что свет вообще не отражался от ее поверхности. В действительности, чем дольше он смотрел на нее, тем больше казалось, что она пожирала весь свет, надежду и здравомыслие.

Витиеватый шлем с шипами, очевидно замещал корону. На нем был установлен синий драгоценный камень, и, как от остальной части брони, он казался пустым. В одной рукавице фигура сжимала гигантский меч, лезвие которого было гравировано рунами. Здесь была власть. Здесь было отчаяние.

Как мой лейтенант, Вы получите знание и магию, которые превзойдут ваши самые честолюбивые мечты. Но взамен, живым или мертвым, Вы будете служить мне до скончания ваших дней. Если Вы предадите меня, то я превращу Вас в одного из моих умалишенных, и тогда Вы будете служить мне снова.

Служба этому спектральному существу - этому Королю-Личу, как начал про себя называть Кел'тузад - конечно, даст великую власть Кел'тузаду ... и проклянет его на всю вечность. Но осознание этого пришло слишком поздно. Кроме того, проклятие имело небольшое значение без перспективы истинной смерти.

"Я ваш. Я клянусь в этом," сказал он хрипло.

В ответ Король-Лич послал ему видение Наксрамаса. Маленькие фигуры в черном стояли в широком кругу снаружи него на леднике. Их руки, явно которые плели темную магию, одновременно поднимались и опускались с гудящим скандированием, которое ускользало от понимания Кел'тузада. Толчки встряхнули землю под их ногами, но они продолжали колдовать.

Вы пойдете дальше и станете свидетелем моей власти. Вы будете моим послом для живых, и соберите группу аналогично мыслящих людей для моих последующих планов. Через иллюзию, убеждение, болезнь и силу оружия, Вы установите мою власть над Азеротом.

К удивлению Кел'тузада, лед сместился и раскололся, вершина зиггурата проникла через замороженную землю. Здание поднялось из глубин. В то время как одетые в робу фигуры удвоили свои усилия, громадная пирамида продолжала свой невероятный выход. Куски грязи и льда летели наружу с взрывной силой. Скоро вся структура вырвалась на свободу из объятий земли. Медленно, но верно, Наксрамас взлетел в воздух.

И это будет вашим судном.

Описание

Разрушительная чума нежити зародилась в Нортренде после Второй войны. Там, из глубин Ледяного Трона, Король Мертвых заразил дальнюю человеческую деревню одной лишь своей волей: отвратительный тест должен был оценить эффективность чумы. Зараженные сельские жители умерли, а когда их трупы вскоре поднялись с земли как зомби, они стали неуклюжими безвольными слугами Нер'зула.

Эксперимент прошел успешно, но Король Мертвых жаждал только абсолютной безупречности. В процессе настройки своей дьявольской болезни, он заразил каждого человека в Нортренде, связывая их со своим ледяным разумом.

Через ряд этих экспериментов Нер'зул убедился, что болезнь "нежити" будет косить именно людей. Хотя нечеловеческие расы и существа (и даже сама земля) были также восприимчивы к чуме, но Нер'зул хотел смыть с лица планеты именно человечество. В результате зараженная флора и фауна реагировали по-разному - они болели и разлагались, но не становились настоящей нежитью и не попадали под рабство Короля Мертвых.

Следовательно, в то время как представители нежити, конечно, существуют и среди других нечеловеческих рас, эти специфические существа - пример нежити, созданной через некромантию, а не чуму.

Как только Нер'зул закончил корректировать чуму, его мысли понеслись в Даларан, к самодовольному человеку Кел'тузеду. Архимаг ответил на его зов, он прошел через арктические пустоши Нортренда, чтобы взобраться по подъему Ледяного Трона. Там он поклялся стать лейтенантом Короля Мертвых в обмен на бессмертие и невообразимую власть. Тогда ему дали котлы с концентрированной чумой, чтобы распространить ее повсюду по землям Лордерона с помощью его помощников из Культа Проклятых, и скоро мертвые сельские жители со всего королевства начали подниматься и снова идти, идти на живых в послушном рабстве своему новому мастеру.

Таким образом, в ничего не подозревающем мире появилась Плеть.

34410 | Gamer | (4)
Desperate | 04.06.2016 | 20:26
1
+ (0) -
Прочитал все книги и рассказы до книги про Артаса(включительно), но так и не понял - если Нер`зул сбегая из Дренора попал в руки к Кил`джедену, то что последний с ним сделал?
Я так понял что он связал душу орка с доспехами, которые находятся в Нортренде. Это верное суждение?
Gamer | 04.06.2016 | 21:21
2
+ (0) -
Да, он сделал из Нер'зула первого Короля-лича, чтобы Плеть подготовила Азерот к новому вторжению Пылающего Легиона.
Dyezz | 27.09.2016 | 10:15
3
+ (0) -
Нет. Кил'джеден в наказание мучил, а после запечатал душу Нер ' зуда в ледяную глыбу, а всех его орков- в личей, поместив их на отдаленный участок земли- Нордскол.
Gamer | 27.09.2016 | 18:05
4
+ (0) -
Во-первых, Кил'джеден. Во-вторых, Нер'зул. А в-третьих, чем суть моего комментария отличается от вашего?
Добавить комментарий